Вспоминаю немецкую мину и тех погибших мальчишек

Старые мины и оружие с войныСлучай этот произошел в далеком 1958 году, шел мне тогда восемнадцатый годок от рождения.

Жил я в бывшем совхозе, который сейчас называется ООО «Родина».  После окончания училища механизации в р.п. Константиновском, меня определили в тракторную бригаду №1 по месту жительства. Была ранняя весна, на полях еще было очень сыро, и мы, механизаторы, занимались ремонтом сельхозмашин. Ремонтировали культиваторы, сеялки, бороны и прочий сельхозинвентарь.

Я со своим напарником по трактору Виктором Трухановым ремонтировал бороны. Мы их разбирали и в кузнечном горне дополнительной (отдельной) кузницы нагревали зубки и оттягивали (заостряли).

Виктор был старше меня на 2 года. В армию его не взяли из-за плохого зрения, а в бригаде ему доверили трактор ДТ-54. Однажды в один погожий день зашел к нам в кузницу третий герой дальнейшего моего повествования. Это был Анатолий Шовкун, который был старше меня на 5 лет.

Зайдя к нам, он заявил, что нашел на обочине дороги немецкую мину, буквально рядом с бригадным двором.

Мы с Виктором тут же бросили свои бороны и пошли смотреть на опасную находку.

Виктор поднял её с земли и начал разглядывать детонатор, который был прикручен к носовой части мины. Повернувшись ко мне, он сказал, чтобы я принес зубило и молоток. Я немедленно его указание выполнил и, прижав мину к земле, держал её так, чтобы она не шелохнулась. В детонаторе было 4 паза под спецключ, но у нас был только «русский ключ» – молоток и зубило. А в придачу безрассудная, бесшабашная бравада в игре со смертью.

идет разминирование военнослужащие в форме взрывотехника

Фото для иллюстрации

Вставив зубило в один из пазов, Виктор начал наносить легкие удары молотком, пытаясь открыть взрыватель. Анатолий, как более старший и умный, отошел метров на 20 и стал увещевать нас бросить эту опасную затею. В бригаде находились механизаторы постарше нас, бывшие фронтовики.

И когда Анатолий понял, что может произойти, пошел и сказал старикам о нашем эксперименте. Те, естественно, подняли крик с очень выразительной лексикой в наш адрес. Но на нас никакие эпитеты не подействовали. Боеголовка была все-таки откручена.

Внутри корпуса, в специально выточенном «стакане», находился тротил, похожий на длинные, толстые макароны.

Когда опасность миновала, к нам подошел Анатолий, забрал взрыватель и сказал, что взорвет его в обеденный перерыв в балке возле пруда. «Макароны» мы принесли в основную кузницу, начали по одной бросать в топку. Свет от загоревшегося тротила ярко осветил прокопченное помещение.

Страсти еще не улеглись, и нам от старших товарищей пришлось выслушать еще немало нелестных эпитетов. Анатолий в обеденный перерыв сделал костер из прошлогоднего бурьяна, через некоторое время в квартирах, находящихся в 150 метрах от балочки, в окнах жалобно, на высокой ноте, зазвенели стекла. Ничего не знающие люди выскочили во дворы и, переглядываясь, спрашивали друг друга: «Что это так рвануло?»

После работы в фермерской конторе собрался народ, нас поставили у стены, и началась словесная экзекуция. Моя мама подошла ко мне и посмотрела в глаза. Губы и руки у неё тряслись, но от волнения она не могла произнести ни одного слова. Махнув рукой, она села на лавку и заплакала. Было немного стыдно за содеянное, но не настолько, чтобы основательно осознать свой поступок. А через три дня о происшествии все забыли.

Вспомнил я эту мину спустя 4 года, когда служил в армии, в одном из гарнизонов Калужской области. Там произошел случай  аналогичный нашему.

Три десятиклассника из гарнизонной школы, помогая местному колхозу убирать свеклу, нашли на краю поля мину и унесли её в балку, припрятав в бурьяне. После работы в поле они, вооружившись все тем же «русским ключом», попытались открутить боеголовку. Результат – взрыв и траур на весь гарнизон. Один из юношей был сыном офицера из нашей части.

Я уже тогда занимался фотографией, и несчастный отец попросил меня сфотографировать сына в гробу. Когда я увидел мертвое лицо паренька, то сразу вспомнил свою мину, и по моему телу прошел озноб, а на лбу выступила испарина. Только спустя годы до меня дошло, что могло произойти со мной. И теперь, когда мне уже 76,5 лет я, увидев в военных кинофильмах стрельбу из миномета, вспоминаю свою мину и тех погибших мальчишек. Такое забыть невозможно.

Александр Резничек, Первомайское, из газеты Слава Труду, Кашарский район, март 2017

Запись опубликована в рубрике ЖИЗНЬ РЕГИОНА с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>