Разговор о проблеме коррупции с федеральным судьей Волгодонска

полицейские стоят в зимней форме возле машиныЧто остановит коррупцию: совесть, долг, честь Мы продолжаем разговор о проблеме коррупции с федеральным судьей Волгодонского районного суда общей юриспруденции В.Т. Корниенко. 

- Валерий Тарасович, мы остановились на конфликтах интересов. Как, по Вашему мнению, они разрешаются?

- Нужно признать, что попытка обратить внимание на свои проблемы путем организации взрывов в общественных местах – это тоже способ разрешения конфликтов интересов. Но можно ли признать такой способ допустимым? Безусловно, нет.

Каким образом разрешаются в цивилизованных государствах конфликты интересов во избежание действий коррупционной направленности известно много и давно. По этому поводу хочется лишь отметить, что наше общество еще не пришло к пониманию всей важности этой проблемы, поскольку мы практически погрязли в чисто коррупционных преступлениях «сверху до низу».

Здание ростовской атомной станции АЭС Волгодонск

И начинать нужно именно с осознания проблемы конфликтов интересов, разработки и внедрения способов их разрешения.

Не стоит забывать и о так называемой бытовой коррупции. Предлагая инспектору ГИБДД «замять» совершенный административный деликт, либо преподавателю выставить положительную оценку без принятия экзамена за определенную плату, вы, таким образом, становитесь соисполнителем преступления, поскольку для того, чтобы появился взяточник, нужен взяткодатель.

Так может и не нужно бороться с коррупцией, раз она существовала всегда и пронизывает практически все слои общества? Статистика свидетельствует о том, что в современной России в «теневом обороте» вращаются суммы, аналогичные годовому ВВП страны. А ведь эти деньги могли бы быть истрачены на улучшение здравоохранения, образования, качества жизни в России, не говоря об инвестиционном климате.

- Каким же образом, а точнее, с помощь каких инструментов можно бороться с коррупцией?

- Практика подсказывает, что полностью искоренить коррупцию достаточно трудно, однако значительно уменьшить её уровень вполне возможно. Один из важнейших инструментов в борьбе с коррупцией – высокодуховное гражданское общество с его свободной прессой, подотчетным парламентом, политической свободой и политической конкуренцией, эффективным законодательством и соответствующим ему правоприменением, подкрепленное общепринятыми этическими стандартами антикоррупционного поведения и прозрачностью принимаемых чиновниками решений.

Как бы ни спорили о том, чего в человеке больше – биологического или социального, со всей уверенностью можно говорить, что человек – глубоко социальный индивид, в подавляющем своем большинстве культивирующий соблюдение законов социума, в котором он находится.

Инстинктивно, в целях самосохранения, мы склонны к законопослушному поведению, из чего следует, что подавляющее большинство граждан нашего общества не коррумпированы. Для них совершенно естественно не давать взятки, надеяться на справедливость чиновников, вести законопослушный образ жизни.

Никакими законами не заменить духовное содержание личности, силу духа, которая может быть противопоставлена человеческой алчности, жадности и пороку.

Вместе с тем, одного этического посыла недостаточно. Надо постоянно помнить о том, что феноменальная живучесть коррупции во многом объясняется двойственностью общественного сознания, с одной стороны понимающего всю пагубность коррупции, с другой – воспринимающего коррупцию как что-то вполне обыденное, привычное, само собой разумеющееся.

Статистика свидетельствует, что, участвуя в коррупционных действиях в той или иной форме, лишь 18% наших граждан ощущают стыд, 17 % – унижение, 20% – негодование, 5% – страх, и только 11,5% совершивших сделку с совестью, никаких угрызений не испытывают.

Именно потому, что коррупция в современной России нашими гражданами воспринимается как неотъемлемый атрибут реальной действительности, чуть ли не как социальная норма, необходим четкий, полный и достаточно жесткий законодательный режим, способный с одной стороны пресекать коррупционное поведение некоторых индивидов, а с другой стороны – являться общепривентивным.

Нет никакого сомнения в том, что неотвратимость наказания – один из институтов общей и частной превенции, без которого невозможно противостоять преступности вообще и коррупции в частности.

Существует много видов наказания. В России это и штраф, и отстранение от должности, и ограничение свободы, и лишение свободы. В КНР, к примеру, к коррупционерам зачастую применяют такое наказание как расстрел. В других высокоразвитых государствах поступают гуманнее, лишая коррупционеров возможности продолжать свои коррупционные действия, изымая у них всё, «нажитое непосильным трудом», при этом еще и наказывая «рублем».

Для того, чтобы ответить на поставленный вопрос, необходимо вспомнить, что целями наказания в России являются восстановление социальной справедливости, исправление и превенция. Не стоит, как нам кажется, замалчивать и о такой цели наказания, особенно по тяжким преступлениям против личности, как защита общества от личности антисоциальной направленности на определенный срок, то есть – лишение свободы.

Нет никакого сомнения, что при назначении наказания, безусловно, должны быть учтены как общественная опасность совершенного преступления, так и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Законодательно определившись с составами преступлений коррупционной направленности и установив, что они представляют повышенную опасность для общества, думается, что нужно учитывать это обстоятельство, как какую-то абстрактную постоянную составляющую, в определенной степени влияющую на вид и размер наказания.

Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, в каждом конкретном случае сугубо индивидуальны, поэтому какой-то обобщенной оценке не подлежат.

Влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, по нашему глубокому убеждению, вообще не может быть учтено при назначении наказания, поскольку к этому моменту является ну очень уж абстрактной величиной, не подлежащей никакой оценке, так как, возможно, произойдут в том или ином объеме в будущем.

Все зависит от того, насколько опасна конкретная личность для общества, и какие, в связи с этим, цели ставит перед собой общество в отношении конкретного коррупционера. Если речь идет о его уничтожении, как в Китае, где самое развитое производство – это производство самих китайцев, для которых этот вид наказания, возможно, и приемлем, как решающий проблему перенаселения, тогда нет смысла вести речь об исправлении.

Но Россия уже применяла аналогичные наказания в 30-х годах прошлого столетия… Ничего хорошего из этого не вышло. Да и с ростом населения у нас, в отличии от КНР, не все в порядке. От расстрелов коррупционеров придется отказаться еще и потому, что законодатель против такого вида наказания.

Говоря о длительных сроках лишения свободы для преступников, виновных в коррупционных преступлениях, нужно помнить о том, что, защищая таким образом общество от них на определенный срок, государство, изымая личность из привычного социума, помещает его в «закрытую криминальную среду», не принимая никаких реальных мер к его исправлению.

При этом восстановить социальную справедливость и применить превентивные меры как общего, так и индивидуального характера, на наш взгляд, можно и иным путем.

«Романовский вестник» 

Запись опубликована в рубрике ВЛАСТЬ с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>