Каменный тын межевал усадьбы наших предков

кирпичный частный дом из красного кирпичаВид современного села, что у нас на юге, что в других регионах, сегодня во многом схож, архитектурный облик ведь в немалой степени определяют стройматериалы, а для них сегодня – ни границ, ни расстояний. 

В моде «в этом сезоне», что здесь, что там – металлочерепица, облицовочный кирпич, тротуарная плитка, сайдинг, евроокна… А ведь еще недавно каждому селу можно было рисовать свою визитную карточку.

Изюминок в архитектурном облике приазовских сел прошлых лет можно вспомнить немало. Ну вот, хотя бы – каменный тын. Кто постарше – помнит! Сложенный из камня-известняка, покрытого за долгие годы мхом, поросший колючим хмысом, из-за чего, как изгородь, цены не имеющий, – не то что человек, собака не пролезет, тын, словно крепостная стена, межевал усадьбы наших предков.

А ведь только представить, сколько сил и времени требовалось, чтобы сложить эту каменную изгородь. Десятки метров, а порой и до конца огорода. А огороды тогда были: огого! Не шесть соток!

Клали из камня, который обычно «ломали» и «били» за селом. В Покровском одну из окраин, где когда-то добывали камень, еще долго называли Ямы. Кроме карьеров, там можно было отыскать и лазы в пещеры, уходящие далеко в темноту. Помню, ходила байка, что запорожцы спрятали в них сечевую казну.

 

кирпич лежит на стройке

Сегодня строительство ведется из кирпича

Но никто из пацанов тогда так и не решился исследовать их потаенные темные хода. Впрочем, и сами тыны хранили немало тайн и историй. Разбирая с отцом камень тына на обкладку колодца, а было это в 70-е годы прошлого столетия, наткнулись на ручную немецкую противопехотную гранату.

Оказывается, это старший брат отца, мой дядька, спер ее у стоящих на постое во время оккупации фашистов и спрятал в тын. Затем, после того как их в 43-м прогнали, они с братом искали ее, но так и не нашли. Разбирая тын дальше, под одним из камней обнаружили книгу.

Точнее то, что от нее осталось: полуистлевшую обложку и рассыпавшуюся в руках бумагу страниц. Отец вспомнил, что эта находка связана уже с его проделками, но тоже во время войны. Во время оккупации немецкие офицеры поселились в их доме, а бабушку (мать отца) вместе с четырьмя детьми выселили в сарай. Отцу на то время не было и десяти лет.

И вот однажды он увидел, что немец, качавшийся в гамаке, привязанном между деревьями в саду, уснул, а книга, которую он читал, упала и лежит в траве… Открыла бабушка дверь сарая и охнула!

Его стены обклеены цветными картинками, и довольный папанька, кромсающий последние страницы книги: «Красиво, правда? » Понятное дело, бабушка все поняла. Заехав тяжелой обложкой книги любителю красивого в ухо, она содрала картинки со стены, вложила в обложку и, спрятав ту под подол юбки, шмыгнула в заросли малины.

Что была за книга, что было на картинках, отец не помнил. Помнил, что были они яркие, цветные. И помнил шум, поднятый фашистом, обнаружившим пропажу. Видно, дорогая была книга!

К слову, по его рассказам, тогда в оккупации, немцы заставляли покровчан разбирать тыны и мостить из этого камня тротуары. Идея не прижилась. Но и без тротуаров камню нашлось применение.

В 60 – 70-е годы строили много, и весь камень ушел на фундаменты новых домов. Вот уж где надо было сказать спасибо предкам! Сегодня уже редко встретишь такую ограду, если и из камня, то бутового, не местного. Хотя, нет-нет, да и увидишь в каком-нибудь селе поросшую колючим хмысом каменную ограду.

С. Авдеенко, Приазовская степь, 21 августа, фото для иллюстрации

Запись опубликована в рубрике СТРОЙКА с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>