Женщина – шахтер, воспоминания из Донецка РФ

Памятник шахтерам в Донецке РФПервое, что пришло мне на память, – это декабрь 1943 года. Через месяц мне исполнится пять лет, а пока… 

Мы едем в переполненном вагоне, как тогда говорили, на шахты.

Мы – это моя мама, ее сестра Настя, которой едва исполнилось восемнадцать, и я. Что открылось нашему взору, когда мы добрались до места?

Голая степь – и по ней то тут, то там возвышались терриконы.

Как оказалось, это были шахты. Горняцкие поселки строились тут же, неподалеку от шахт. …

Мама работала в столовой, сначала разнорабочей, потом калькулятором. Вспоминая тяжелые послевоенные годы, она рассказывала, как в день повышенной добычи, желая накормить шахтеров посытней да повкусней, она с местными ребятишками ходила в лесополосу собирать дикий щавель, а в поселке меняла кусок мыла на кусочек сала, чтобы заправить борщ.

Тетя Настя устроилась на шахту. Стоя в очереди в отдел кадров, она прислушалась к разговорам окружающих и поняла, что забойщикам на карточки дают килограмм хлеба. Потому, когда подошла ее очередь, и у нее спросили, куда хочет идти работать, она, не задумываясь, ответила: «Забойщиком».

Бедная моя тетя, она даже не подозревала, насколько тяжелой окажется эта работа для молоденькой девушки.

Памятник шахтерам в Донецке РФ женщины шахтеры воспоминания

Памятник шахтерам в Донецке РФ

В то время, когда еще шла война и после войны, и большинство мужчин были на фронтах, забойщиками трудились и женщины.

Тетя Настя любит вспоминать, как в первые дни работы в лаве ей удавалось добыть угля столько, что он вмещался в мешок, и десятник забирал его домой топить печку.

Тетя плакала, жаловалась начальнику, а тот отчитывал десятника: «Ну что ты девочку обижаешь, взял бы вон у Марии, она баба крепкая, угля у нее много».

На всю жизнь запомнился моей тете случай, когда в шахте случился прорыв воды из подземного озера.

Она была в лаве на перекидке угля. Вдруг в лицо ударила струя воды. Потоком ее вынесло на штрек, и несколько секунд она не понимала, что произошло. Когда же увидела мелькающие по штреку огоньки, поняла, что надо бежать.

За два часа шахту затопило полностью, и только спустя два года она вновь вернулась в строй. В памяти моей тети сохранилась картинка совсем иная. Вот они с напарницей, работая на перекидке угля, за смену выработали полторы нормы. Десятник поощрил их дополнительным талончиком на питание.

Придя в столовую, каждая из них получила по кусочку хлеба, по 20 граммов сахара и по два тоненьких ломтика сала… …

Судьба крепко привязала нас троих к этому шахтерскому краю. На моих глазах рождался новый город.

Восстанавливались старые и строились новые шахты, разрозненные поселки, согретые людским теплом, соединялись, появились первые двухэтажки, голая степь стала прорастать новыми промышленными объектами и котлованами под будущие пяти- и девятиэтажки.

Так родился город Донецк РФ. Новорожденному дали имя Гундоровка, а в 1955 году он получил красивое название – Донецк.

Росла я, рос и хорошел наш город, а в нем жили замечательные люди. Мне везло на хороших людей.

Когда я пришла работать на шахту в маркшейдерский отдел , моим наставником была Валентина Михайловна Бузныка.

Она помогла мне быстро освоить профессию, и ее личность сыграла немаловажную роль в выборе моей будущей профессии – я тоже стала маркшейдером. Продолжая путешествие в прошлое, я перебираю домашний фотоархив и откладываю в сторону снимок, на котором изображен наш ДК «Шахтер» в лесах.

Он еще строился, но пройдет немного времени, и в совсем новеньком, только открывшемся ДК будет проходить наш выпускной бал.

Это был 1956 год. А вот на снимке – я и мой будущий муж сидим на пустынном месте среди камней и травы. Это комсомольский субботник – расчищаем площадку для строительства стадиона.

Это 1958 год. Спустя несколько лет зазеленеет парк, клумбы запестрят яркими цветами, посаженными заботливыми руками деда Лещенко, как мы его называли.

Он любил свое дело, при нем в парке цветов было великое множество. На следующем снимке – оркестр народных инструментов.

За дирижерским пультом – Анатолий Иванович Пересада.

Это он впервые в городе создал такой оркестр – балалайки, домры, баяны… Их стройное звучание завораживало слушателей.

Мелодии из «Лебединого озера», мотивы русских народных песен покоряли строгое жюри на областных конкурсах… …

Наш город подарил стране много талантливых людей. Оперной певицей стала Инна Ярмолюк, Анатолий Пересада живет в Краснодаре, преподает в институте искусств, выпустил несколько книг по истории русских народных инструментов, Юрий Курбатов – профессор химии, Геннадий Торлупа – музыкант, известным гитаристом стал простой парень из поселка Нижняя Ореховка Петр Полухин, выступления которого проходили с большим успехом во многих странах мира.

Мы гордимся этими людьми. А разве можно не гордиться простыми тружениками, будь то строитель, шахтер, слесарь, дворник, продавец. Ведь это благодаря их усилиям город живет и будет жить… …

Чем же закончить мое путешествие в прошлое? Я думаю, настоящим. Я задаю себе вопрос: что меня радует в настоящем? Молодежь при- выкает к здоровому образу жизни, и это меня радует. Я вижу на стадионе мальчишек, девчонок самого разного возраста, одни занимаются бегом, другие играют в футбол, волейбол, теннис.

На ролики встали даже пятилетние дети, а что «вытворяют» на роликах взрослые ребята – просто дух захватывает от этих трюков… …

Что меня огорчает? Меня не просто огорчает, а приводит в уныние то, что чьи-то злые руки постоянно разбивают фонари в парке и скверах, ломают скамейки и изгороди.

Грустно видеть, как молодые и вполне взрослые жители нашего города заплевывают шелухой от семечек остановки, дорожки в парке, распивают пиво в скверах на скамейках, оставляя после себя кучи мусора.

Это как же можно так не любить себя, свой город, не уважать людей, живущих рядом с тобой! Порой мне кажется, что все эти безобразия творят инопланетяне: прилетят, напакостят и улетят…

Добрые руки восстанавливают, а злые разрушают. Борьба добра и зла продолжается. Кто победит? Мой рассказ – лишь очень малая доля всего, что можно сказать о городе, о его людях.

О себе скажу лишь то, что моя судьба тесно связана с его судьбой. Донецк стал моей родиной. А можно ли не любить родину?

Раиса Захарченко Донецкий рабочий, №8, 2 марта 2017

Запись опубликована в рубрике ПУТЕШЕСТВИЕ с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>