День памяти жертв радиационных аварий и катастроф: вспоминают очевидцы

26 апреля - Международный день памяти жертв радиационных аварий и катастрофВ канун очередной годовщины аварии на Чернобыльской атомной электростанции  довелось побеседовать с двумя мужественными людьми, на долю которых выпало нелёгкое испытание – ликвидация её последствий. 

За годы, прошедшие с того рокового дня, когда взорвался четвёртый блок Чернобыльской АЭС, газетой «Знамя шахтёра» немало было написано об этой катастрофе. Казалось бы, всё давно сказано и рассказано, но при каждой следующей встрече с ликвидаторами всплывают новые подробности, детали и факты. И каждый раз как будто бы заново открываешь для себя эту трагедию и людей, которые защитили от неё пол-Европы.

26 апреля – Международный день памяти жертв радиационных аварий и катастроф

Был в числе первых

Анатолий Николаевич Григоренко был одним из первых ликвидаторов Чернобыльской катастрофы. В зоне аварии он находился почти шесть месяцев, с августа 1986 года по январь 1987 года. Работал непосредственно на станции, попеременно водил одну из двух закреплённых за ним машин – техническую и «ЗИЛ-130». Помимо этого, делал всё, что заставляли: мыл, убирал, обрабатывал поверхности дезактивирующим раствором.

- Нас привезли в один из районов 30-километровой зоны, где на берегу речки мы разбили палатки и обустроили свой нехитрый быт. Дозиметров у нас тогда ещё не было, поэтому об уровне радиации мы только догадывались или слышали от тех, у кого они были. В 1986 году урожай фруктов и ягод в Чернобыльской зоне был необыкновенным. На деревьях росли огромные яблоки и сливы, под ногами — россыпь ягод, но я ничего этого не ел, знал, что в каждой из этих вкусностей таится смерть. Повсюду бродили оставленные прежними хозяевами на произвол судьбы одичавшие домашние животные – собаки, свиньи, коровы. Все они подлежали уничтожению.

Тягостное впечатление произвёл на Анатолия Николаевича город-призрак Припять. Было жутко смотреть на пустые квартиры, брошенные дома, разорённые предприятия. Ещё недавно там кипела жизнь, а теперь – только работы по дезактивации и консервации. И повсюду суровые люди в специальной одежде.

На самой станции Анатолий Григоренко работал в непосредственной близости от четвёртого энергоблока. В числе других ликвидаторов он снимал полуметровый слой земли, грузил его на машины и вывозил в специальные могильники, куда закапывали радиационную технику, заражённые деревья и всё, что впитало в себя большие дозы радиации.

А.Н. Григоренко не считает, что совершил нечто героическое, он уверен, что просто честно выполнил свой долг перед Отечеством и народом. Чернобыль разделил его жизнь на две части. В первой, которая была «до», остались лёгкость и беззаботность. Та, которая наступила «после», принесла с собой новую реальность и постоянные проблемы со здоровьем.

Делал все что мог, и даже больше…

Владимир Ильич Журавлёв тоже должен был попасть в Чернобыль в числе первых. Он уже получил повестку, но А.В. Матвеев, тогдашний директор шахты имени В.И. Ленина, на которой работал В.И. Журавлёв, попросил об отсрочке для него хотя бы на полгода. Шахте тоже были нужны хорошие специалисты.

В Чернобыльскую зону Владимир Журавлёв попал в августе 1987 года и пробыл там более трёх месяцев. Первое время работал непосредственно на станции над возведением новой крыши на складе ядерных отходов. Работали по 10 минут, так как радиация была там очень сильной. Склад ядерных отходов находился в ста метрах от четвёртого блока Чернобыльской атомной электростанции.

Владимир Ильич вспоминает:

- Перекрывая склад, мы получили большую дозу радиации, и нас отправили в Гомельскую область, на «реабилитацию». Там тоже был высокий уровень радиации, и мы снова занимались дезактивацией и захоронением радиоактивных объектов. А ещё перекрывали крыши местному населению. Нам давали задание перекрыть один дом, но мы всегда старались сделать больше – четыре, а то и пять, благо, материалов хватало. Жаль людей было, там, в глухих деревнях, жили вдовы партизан и бойцов, погибших во время Великой Отечественной войны. Им некому было помочь!

По возвращении в Чернобыль он продолжил работать на станции.

Владимир Журавлёв с самого начала понимал, куда и зачем он едет. Говорит, что армейская выучка помогла во всём разобраться. Служил он сержантом в танковых войсках на Дальнем Востоке. Сам преподавал курсантам в учебной части, как уберечься от радиации и как устранять последствия радиоактивного облучения.

- В армии давались обширные сведения по гражданской обороне, поэтому какие-то элементарные представления о радиации наше поколение имело. Кроме того, мы прекрасно понимали, что значит воинская присяга, поэтому ни отказаться, ни спрятаться, когда пришёл тяжёлый для Родины момент, не могли, не имели права. Ведь долг перед Родиной превыше всего!

Они не думали о том, что совершают подвиг, они знали, что за их плечами – дети, матери, жёны, которых любой ценой нужно уберечь от огромной беды.

Владимир Ильич считает Чернобыль не только своей личной трагедией, по его мнению, это боль трёх братских народов – украинского, белорусского и русского.

Он говорит:

- Жаль, что всё это очень быстро забывается. В современном мире мало кто вспоминает о Чернобыле, а он многому учит! Там я повстречал людей, с которыми когда-то давно служил в армии, на другом конце страны, и понял, что мир, действительно, тесен, что наша Земля – маленький и хрупкий шар, к которому нужно очень бережно относиться. А ещё – нужно держаться всем вместе, ведь именно так мы можем справиться с любой бедой!

Подвиги бывают разные. Одно дело, когда человек сам решается на определённый поступок, предполагая или чётко зная о его последствиях и принимая их как должное. Совсем другое – когда людей ставят в определённые условия, где у них нет другого выбора, как только совершать подвиг. Чернобыльцы как раз и не выбирали свой подвиг, они с честью и достоинством, с огромным мужеством и любовью к людям сделали то, что было необходимо, – остановили катастрофу, упрятав смертоносные ядерные лучи в бетонный саркофаг.

Низкий поклон им за это! Здоровья и долгих лет всем живущим, вечная память – тем, кого уже нет.

Татьяна ПАНЮКОВА. Знамя Шахтера, апрель 2014

Запись опубликована в рубрике ОБЩЕСТВО с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>