Бунт в малолетней тюрьме Азова 1988 года: как это было, воспоминания

Бунт в малолетней тюрьме Азова 1988 года: как это былоБеспорядки в воспитательной колонии организовали малолетние «нацисты», бунт был скоротечным, страшным и бессмысленным. 

В Главном управлении Федеральной службы исполнения наказаний России по Ростовской области недавно отметили 60-летие создания воспитательной службы уголовно-исполнительной системы. Среди тех, кого чествовали в тот день, был ветеран донского ГУФСИН, полковник внутренней службы в отставке Валентин Данилович Алейников. Он принимал заслуженные поздравления: именно он в свое время формировал облик службы, на которую возложены задачи исправления оступившихся людей и возвращения обществу законопослушных граждан. И он как никто другой прекрасно знает, к каким последствиям могут привести просчеты воспитательной работы в местах лишения свободы…

ОПЕРА НЕ УСЛЕДИЛИ

Праздничный день 9 мая 1988 года в Азовской воспитательно-трудовой колонии № 4 начался с того, что здесь побывали ветераны войны. Рассказали о фронтовом прошлом, побеседовали с воспитанниками… После обеда подростков собрали в клубе, для демонстрации фильма.

В колонии на тот момент отбывали наказание около четырехсот юношей в возрасте от 14 до 18 лет. Как на любой зоне, здесь существовала своя иерархия: не только лидеров собрали вокруг «себя группы приближенных (их называли «отрицалово»). Существовал и «актив» осужденных, которые в той или иной мере сотрудничали с администрацией колонии, стремясь хорошим поведением сократить себе сроки. То есть те, то «стал на путь исправления».

 

Бунт в малолетней тюрьме Азова 1988 года: как это было

Фото для иллюстрации

В ВТК-4, разумеется, была оперчасть, сотрудники которой контролировали поведение осужденных с целью не допускать нарушений дисциплины. Накануне опера вызвали двух воспитанников, у одного из которых нашли нож. Но, поскольку парни числились в «активе», то мер наказания принимать по отношению к ним не стали – отправили обратно в отряд. Это была первая из целой цепи ошибок, которые привели к бунту в ВТК-4, печально прославившему Азовскую колонию на всю страну.

ПРЕРВАННЫЙ КИНОСЕАНС

То, что произошло потом в клубе, стало полнейшей неожиданностью для оперативников и администрации колонии. Едва только на экране появились первые кадры фильма на тему Великой Отечественной, как в зале вспыхнул свет и раздался истошный вопль: «Гаси ментов!» Это был сигнал к началу погрома.

Парни вскочили с мест и принялись крушить все, что попадалось под руку. Действовали по четко намеченному плану. Самая активная группа ворвалась в столовую, окна которой выходили в промзону (там находились столярный и гальванический цеха).

Стало ясно, что восстание готовилось заранее: малолетки за одну минуту вооружились обрезками труб, арматурой, палками, припрятанными под сваленными в кучу отходами производства.

Восстание мгновенно распространилось на всю территорию. Озверевшие мальчишки схватили 8 служащих тюрьмы. Их зверски избили ногами, а потом залили пеной из огнетушителей. Несколько человек связали женщину-охранницу.

Добравшись до высокого бетонного забора, пацаны увидели, что колония окружена милиционерами с автоматами и собаками.

Выстрелы в воздух охладили их пыл. Бунтари возвратились на территорию колонии.

С ФИЛФАКА В ГОРКОМ

В  переговоры  с  бунтарями вступили начальник УВД Ростовской области генерал-майор А.Н. Коновалов, начальник управления исправительно-трудовых учреждений Ю.Ф. Пшеничный (УИТУ тогда структурно входило в милицейское управление). В составе группы руководителей был и подполковник внутренней службы В.Д. Алейников, занимавший должность начальника воспитательного отдела УИТУ. В случившемся он видел и свою вину: недосмотрели, не были приняты меры профилактики…

 

меню в сегодняшней тюрьме

меню в сегодняшней тюрьме

Судьба распорядилась так, что солдатом срочной службы Валентин (до призыва работавший учетчиком на ферме в донской станице Большекрепинской) был направлен на усмирение вооруженного восстания в Венгрии в 1956 году. Вернувшись на родину, пришел работать на Ростовский вертолетный завод.

Активно участвуя в общественной жизни предприятия, стал секретарем парторганизации. Поступил на отделение журналистики филфака Ростовского госуниверситета, продолжил образование в Ростовской высшей партийной школе. Став профессиональным партийно-политическим работником, трудился в райкоме, а затем в горкоме КПСС, курировал состояние дел в трудовых коллективах ростовских предприятий и организаций.

В уголовно-исполнительную систему пришел по направлению бюро обкома партии: в УИТУ был острый дефицит кадров. Валентин Данилович Алейников сразу был назначен начальником отдела политико-воспитательной работы.

«АЛЫЕ ПОГОНЫ»

- Даже на «гражданке» непросто подобрать подходящего работника на ответственную должность, а в местах лишения свободы это еще труднее. Хотя, разумеется, у нас были наставники, «профессора» уголовно-исполнительной системы, такие как начальник НТК № 2 (на Каменке) Борис Сергеевич Писаченко или начальник Новочеркасской строгой тюрьмы Михаил Григорьевич Гурин. Приходилось полагаться и на свои опыт, интуицию и знания. Ведь мы отвечали не только за работу с личным составом, но и со спецконтингентом, – вспоминает В.Д. Алейников.

Валентин Данилович разработал целый ряд методик, которые и сегодня применяются в воспитательной работе в пенитенциарных учреждениях.

Со времен учебы на филфаке он был знаком со многими журналистами, писателями, поэтами. С подачи Алейникова в места лишения свободы для встреч с осужденными стали приглашать людей, добившихся успеха в своем деле. Это были писатели Анатолий Калинин и Борис Изюмский, поэты Николай Скребов и Даниил Долинский, Герой Социалистического Труда, знатный кукурузовод Раиса Федоровна Горожаева…

- Смысл таких встреч заключался в том, что уважаемые в обществе люди давали осужденным стимул к исправлению. Большие усилия мы прикладывали, чтобы создать в местах лишения свободы систему профтехобразования. Да, в колониях сидят насильники, воры, убийцы. Но они должны владеть профессией слесаря, каменщика, штукатура, чтобы, выйдя на свободу, иметь возможность честным путем зарабатывать себе на хлеб, – убежден В.Д. Алейников.

Незадолго до бунта в Азовскую ВТК-4 приезжал на встречу с воспитанниками писатель Борис Изюмский, автор повести «Алые погоны», в которой рассказывается о суворовцах-мальчишках послевоенных лет, оставшихся без родителей. Фронтовик много говорил о войне, о том, как нелегко жили люди в то время. Воспитанники с интересом его слушали, задавали вопросы…

 

Беспорядки в воспитательной колонии организовали малолетние «нацисты»,

Территория современной тюрьмы в Азове

А вскоре те же ребята взяли в руки арматуру и принялись крушить колонию, избивать сотрудников администрации!

«Значит, где-то недоработали», – сокрушался подполковник Алейников, стоя у входа в затаившуюся ВТК-4.

УРОК НА ДЕСЯТИЛЕТИЯ

Бунт утих так же внезапно, как и начался: пацанов уговорили разойтись. Слова увещевания подкреплял вид автоматчиков и лающих овчарок.

В ту же ночь недавних бунтарей начали вызывать для беседы в оперчасть. И тут стали выясняться подробности…

Главным организатором беспорядков оказался 17-летний Юрий из Литвы.

Он был судим за изнасилование мальчика с группой таких же, как он, подонков. Физически крепкий, агрессивный, в свои юные годы он был весь в наколках, а речь изобиловала уголовным жаргоном.

Юрий собрал вокруг себя тяготеющих к блатной романтике. И, как выяснилось, не только к ней. В ходе тщательного обыска жилых помещений оперативники нашли самодельные нарукавные повязки, игральные карты и плакаты с нацистской символикой!

Юрий и еще несколько воспитанников образовали нечто вроде фашистского кружка. Обсуждали нацистскую идеологию, восхищались вождями Третьего рейха… И готовили бунт в колонии.

Дальнейшие события наглядно показали, как агрессивное и наглое меньшинство может организовать и погнать на беспорядки аморфное безвольное большинство…

За ночь опера выявили лидеров восстания. Их было 37 человек. Всего же в беспорядках принимали участие 250 с лишним воспитанников, больше половины спецконтингента!

При этом никаких веских причин для бунта не было. Кто-то боялся впасть в немилость у «авторитетов», кто-то сам хотел продвинуться выше в зоновской иерархии. Кто-то решился на побег, поскольку не хотел переходить во «взрослую» колонию.

Были и те, кто плакал в оперчасти, понимая, какую непоправимую глупость совершил. Им-то оставалось сидеть месяц-два…

Из 37 зачинщиков к уголовной ответственности было привлечено десять человек. Им увеличили сроки наказания.

К счастью, в ходе бунта никто не погиб, но даже убийцам-малолеткам по законодательству грозит заключение длительностью не более десяти лет…

Начальник колонии был уволен. Нескольких работников ВТК-4 наказали по служебной линии. А случившееся стало хорошим уроком для воспитателей. Недаром после событий 1988 года в Азовской воспитательной колонии не было ни одного случая массовых беспорядков! В 2015 году и саму колонию перевели в город Белореченск Краснодарского края.

«Восстание» в ВТК-4 стало историей. Которую, однако, не забывают в уголовно-исполнительной системе Дона.

Российское общество пришло к пониманию важности воспитательной работы в молодежной среде. В местах лишения свободы все негативные тенденции проявляются более ярко, наглядно, чем на свободе. Да, воспитателям приходится ежедневно общаться с не самыми лучшими, достойными и счастливыми людьми.

Это требует невероятных душевных и физических сил. Но, несмотря на все сложности профессии, в уголовно-исполнительной системе наказаний много добросовестных, умных и честных офицеров, – говорит полковник в отставке Валентин Данилович Алейников.

Вечерний Ростов, опубликовано 3 июля 2017

Запись опубликована в рубрике ОБЩЕСТВО с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>