Тимофей Корпусенко участник финской и Великой Отечественной войн

школьники в форме вов с плакатом на берлинМой отец Корпусенко Тимофей Васильевич – участник финской и Великой Отечественной войн. Умер в 1997-м.

Он был скромным, жизнерадостным человеком и не любил рассказывать ни о наградах своих, ни о страданиях. За него «рассказывали» шрамы, покрывавшие все его тело. Контузия, осколочное и два пулевых ранения – его страдания, а награда – вернулся живым.

Раз в году, в самый дорогой для отца праздник – День Победы, приняв стопку с другими ветеранами, он  скупо делился воспоминаниями. …Всякое бывало. В составе зенитного расчета охранял «Дорогу жизни» на Ладожском озере.

Укрыться на льду от немецких бомбардировщиков и истребителей негде. Зенитчики погибали от разрывов и тонули в полыньях вместе с пушкой… и голодали, как все ленинградцы. Случалось, кухня не приезжала неделями – разбомбили, провалилась под лед или заблудилась. Мимо проезжали машины с продовольствием, но никто даже подумать не мог, чтобы взять из них хоть крошку хлеба. Считалось везением найти убитую лошадь. Тайком солдаты грызли мерзлую конину.

Почему тайком? Чтобы потом не доказывать, что ее убили немцы, а не сами голодные зенитчики.  Однажды бомба разорвалась совсем близко. Погиб весь расчет, кроме отца. Контуженного, с перебитым бедром, истекающего кровью, его успели доставить в госпиталь. Хирург собирался ампутировать ногу, но, поддавшись уговорам солдата, рискнул, оставил.

поисковик в форме вов

Поисковик в форме вов, фото для иллюстрации

Нога срослась, хоть потом всю жизнь не сгибалась в колене. После госпиталя…нет не комиссовали, снова в зенитный расчет. Потом было второе ранение. Выжил на удивление врачам: пуля вошла под нижнюю челюсть, прошила шею и вышла под ухом. В третий раз ранило в руки.

Отец рассказывал, как немецкие летчики старались уничтожить в первую очередь зенитчиков, а потом уже колонну с продовольствием, рассказывал, как умолял доктора не отрезать ногу, показывал шрамы… Я слушал с мальчишеским интересом и многого тогда не понимал. Понимание и осознание вклада моего отца и миллионов людей в Победу над фашизмом и значение этой Победы пришло позже…

В 1969 году меня призвали в армию. Служить довелось в Германии. Однажды нас, группу солдат – отличников боевой и политической, повезли на экскурсию на мемориальный комплекс «Бухенвальд». Воспоминания о том дне до сих пор заставляют меня содрогаться. Был хмурый, дождливый осенний день. Первое, что меня удивило, это большое количество, наверное, сотни приехавших людей, седых и совсем юных. Они медленно шли под зонтами, тихо разговаривали на разных языках.

Мы, молодые солдаты, стояли в крематории и от ненависти к палачам сжимали кулаки. Казалось, что жаром от печей  обжигает лица, а стены крематория издают запах горящей человеческой плоти.

Не сотрется в моей памяти и посещение бухенвальдской каменоломни.  Сюда направлялись приговоренные к «особому обращению» – казни – советские военнопленные: офицеры, политруки, летчики, парашютисты. Заключенные спускались в глубокий котлован. Наверху, по окружности, стояли, расставив ноги, с автоматами на груди фашисты.

Лом и кирка, одноколесная ручная тачка и вагонетка были орудиями труда заключенных. После долгого, изнуряющего и голодного дня пленных ждал неподъемный камень, который надо было нести по нескончаемым ступеням наверх, а потом надо пройти еще километр пути в лагерь. Тех, кто ронял камень или падал сам, добивали выстрелом охранники…

Экскурсовод предложил желающим спуститься в котлован и подняться с камнем в руках. Я и сейчас помню ту дорогу. Казалось, наверху стоят автоматчики и держат меня на прицеле. Если я оступлюсь или уроню груз, раздастся выстрел. От этого ощущения небольшой камень, выбранный мною, наливался тяжестью с каждым шагом, и я все крепче прижимал его к себе…

Наверху, избавившись от своей ноши, с ужасом оглядываясь на пройденную дорогу, признавался себе в том, что второй раз я бы не смог пройти. Экскурсовод продолжал свой рассказ.

…Пленников, сумевших подняться из котлована, возвращали за следующим камнем. И так пока жертва не свалится с ног. Желание выжить заставляло некоторых узников опускаться в каменоломню до шести раз… И снова сжимались мои кулаки и яростно стучало сердце.

В Карлсхорсте, я испытал чувство огромной гордости своим отцом, нашей армией и всем народом. Возвратившись со службы, я иначе стал воспринимать воспоминания отца о войне. Там в Германии я понял, почему и он, и другие ветераны, вернувшиеся с войны с искалеченными душами и телами, так радовались жизни, каждому дню. Им было суждено столкнуться с самым жестоким и кровожадным врагом, но они выстояли, победили и спасли будущие поколения от Бухенвальда, Освенцима, Дахау, Саласпилса…

Давно нет отца. Нет и многих его однополчан. Мало осталось тех, кто может рассказать молодежи об ужасах войны. А рассказывать надо! Показывать военную хронику, приводить на Мемориалы и Братские могилы. Надо, чтобы фашизм не повторился!

Рассказал Н.Т Корпусенко, записал А. Полищук, Мартыновский вестник 2015

Запись опубликована в рубрике ЛЮДИ с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>